Интернет реклама УБС
Он и Она

Как получить удовольствие от секса за одну минуту

Почему-то в 1990-е во многих (почти во всех) мануалах по сексу писали, что прелюдия должна быть длинной… очень… очень-очень длинной. И что именно мужчина обязан женщину всячески разнообразно, и медленно, и чувственно, и трогательно готовить к самому главному.

В итоге молодые люди отнеслись к этому чрезмерно серьезно — и мусолили тебя, пока в какой-то момент ты не подпрыгивала на кровати с криком: «Можно уже вообще начать?!» Где-то в эти темные дни лично у меня зародилось пристрастие к быстрому, без всяких там ми-ми-ми, страстному, стремительному сексу.

Боже, это ведь так прекрасно, если ты не помнишь, как оказываешься пусть хоть в туалете (сейчас они все такие красивые и чистые, что там можно не только заниматься сексом, но есть еду или делать операции на открытом черепе), и без всех этих прелюдий, без реверансов и стеснений ты уже без трусов (или, наоборот, в трусах), и прохладный кафель за твоей спиной — он удобнее всякого матраса, и никто из вас на самом деле не замечает, что там вас окружает, а главное — что ты оглашенно хочешь этого человека, и самое важное — чтобы он был в тебе.

Секс «на бегу» — это прямо отдельный секс. Страсть, которая омрачила твой разум, — великая вещь. Иногда так бывает, что ты даже до дома дойти не можешь — и вы находите первый не совсем ужасный темный угол на улице. В здравом уме все это может показаться неловким, но если этот ум замутнен желанием, то вдруг все представления изменяются до неузнаваемости. Это такое замечательное ощущение — вот когда ты лишних десять минут не можешь потерпеть.

А стремительный секс утром, когда уже все опаздывают на работу? Только что у тебя было серьезное настроение — мол, все просчитано: 10 минут на кофе, полчаса на душ/одежду/прическу. Но вот вы просыпаетесь, и вроде ничего такого уж совсем особенного не происходит, но оно захватывает и остановиться сил нету никаких. Все внезапно, горячо и быстро.

Сколько угодно времени на секс со всеми играми, фантазиями, без спешки — это тоже замечательно. Но временами эта варварская страсть, которая будто останавливает время, — то, что надо.

В самом начале отношений мы с молодым человеком поехали на дачу к его родственникам, которые внезапно поселили нас в разных комнатах. Все были уверены, что пару дней мы переживем. Это было очень смешное предположение, потому что мы не могли пережить и двадцати минут. Ждать до трех часов ночи, пока все разойдутся? Не вопрос. Стеклянные двери в моей комнате? Ну-у-у… сойдет. Бесшумно? Да, трудно, но можно выдержать. Все было быстро и так безумно чувственно, что это было словно наркотический экстаз, кульминация эйфории. Самый быстрый и самый лучший секс.

Суть в том, что надо поддаваться безумной страсти. Давным-давно я очень любила первый гей-клуб «­Премьера» ( 55.750763, 37.664451) именно за то, что там бушевали страсти — настолько, что некоторые двери в туалетах были выломаны. И даже это не мешало — люди просто прислоняли их обратно к косякам.

Сдержанность и разумность — они… иногда не в тему. Все такие правильные, откладывают и откладывают, а момент, может, пройдет. Бывает, что уже в такси так накрывает, что куда-то исчезают нормы приличия.

С людьми вдруг происходит такое, что все подобные выходки кажутся детскими — мол, взрослые люди способны держать себя в руках. И вот вопрос: а зачем? Чтобы что? Чтобы не было потом стыдно? Стыд, возможно, это всего лишь паническая реакция на похмелье. Чисто технический момент. Просто надо это пережить — ну, как жажду или головную боль. Иногда ведь надо жить прямо сейчас, именно в эту секунду. «По протоколу» тоже неплохо, но не всякий раз.

Так бывает даже между незнакомыми людьми — внезапное и неудержимое влечение. Окей, можно его сдержать, взять себя, блин, в руки, но неужели потом не остается этого разочарования, которое способно преследовать тебя годами: что ты пропустил (или хоть отложил) нечто драматически важное, профукал самый накал или вообще испугался и убежал?

Просто многим почему-то кажется, что единственная разум­ная линия поведения — это вот маршрут к «серьезным отношениям». И они постоянно себя одергивают — «а приведет это к серьезным отношениям?», «а выйдут из этого серьезные отношения, если я такое себе позволю?». Эти чертовы «серьезные отношения» как проклятие — висят над людьми лавиной, которая может взять и обрушиться, если сделать что-то «не так».

Но даже если решить, что эти «серьезные» отношения имеют смысл как мечта, то неужели разумно начинать их с занудства и застегнутой на все кнопки и крючки прагматики? Страсть — вот что есть в основе любой «серьезности». Если люди безумствуют друг от друга — вот тогда у них и «серьезно». А если по старой кошмарной традиции высчитывать двадцать пять свиданий до первого секса, то «серьезность» будет лишь в том, что люди будут так утомлены друг другом, что женятся тупо от скуки.

Когда отношения уже есть, рациональный подход к сексу выглядит не менее вымученно. Вот к подруге приехала мама — поэтому у нее и мужа две недели нет секса. Потому что ребенок спит в их комнате (он еще совсем маленький), а подруге хочется «все красиво».

«Неужели вы не можете по-быстрому под одеялом, вы же скоро взорветесь?!» — удивляюсь я.

Она что-то бубнит, но я понимаю, что она откладывает лишь потому, что привыкла взвешивать, что она контрол-фрик и она стесняется. Поэтому ее муж уже сбивает членом лампы (не шутка), а у нее истерики из-за того, что чашки поставлены ручками в неправильную сторону (раньше и не было никакой «правильной» стороны). Она вообще человек, который приучил себя терпеть. Нет гаже ощущения. Некоторые так ко всей своей жизни относятся. «Отношения — это терпение». Работа — это терпение. Жизнь, мать вашу, — терпение.

А для меня жизнь — нетерпение. Это стремительное и неудержимое желание доставлять себе и другим радость так быстро, как это возможно. Безумно хочется что-то красивое и бессмысленное — пусть на последние деньги, но не откладывая. Хочется секса — пусть это будет прямо сейчас, о последствиях подумаем когда-нибудь в другой раз. Послезавтра или через год. Хочется остаться в Италии еще на две недели — берем новые билеты — и пусть хоть с работы увольняют. На черта мне такая работа, где меня не ценят настолько, чтобы уволить за это?

Может, импульсивность покажется кому-то не самой рассудочной чертой, зато это дает много-много кайфа. И впечатлений. И острых ощущений. Ведь нельзя же прожить всю жизнь в этой тоскливой ложной безопасности, которая не дает тебе ничего, кроме ожидания, что когда-то, сильно потом, в далеком-далеком будущем, вдруг наконец начнет происходить нечто захватывающее и замечательное. Извините. Не произойдет. Оно может случиться лишь тогда, когда ты этого больше всего хочешь. То есть прямо сейчас.

Метки (тэги)
Показать больше

Интернет реклама УБС

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Закрыть