Все новости

Ещё не раскол, но уже близко: РПЦ идёт на обострение с Константинополем

В ходе завершившегося сегодня экстренного заседания Священного синода Русской православной церкви был принят ряд решений, которые потенциально могут очень сильно поменять ситуацию в православном и —шире — в христианском мире, спровоцировав сначала вялотекущее «бодание» за каноническую территорию РПЦ на Украине, а затем и потенциально перерасти в церковный раскол со взаимными анафемами и прекращением евхаристического общения. Однако обо всём по порядку. Если говорить о сути принятых решений, то высшее руководство РПЦ постановило прекратить поминание за богослужением Константинопольского патриарха Варфоломея, также будет приостановлено сослужение с иерархами из Фанара и участие во всех структурах, где председательствуют или сопредседательствуют представители Вселенского патриархата.

Тут следует напомнить, что на настоящий момент никаких теологических причин разрывать евхаристическое общение нет. Нужно напомнить, что это крайний шаг, который означает, что между двумя христианскими деноминациями пролегает такая пропасть, что к таинству причастия не может быть допущен клир и миряне другой церкви, — по сути, прекращение евхаристического общения означает, что оппонент перестал исповедовать истинную веру.

<p></p>

Поэтому я бы не стал пока серьёзно относиться к некоторым комментаторам, которые предполагают такой исход. А вот прекращение общения клира, и в особенности епископата, — дело хотя крайне неприятное, но такое уже бывало. Тут стоит напомнить, что помимо спора об украинской автокефалии у РПЦ есть ещё несколько аналогичных споров с несколькими поместными православными церквями.

Во-первых, стоит упомянуть ситуацию в Молдавии, где помимо канонических структур РПЦ, представленных Молдавско-Кишинёвской митрополией, существует также и Бессарабская митрополия, учреждённая после обретения Молдавией независимости по решению Румынской православной церкви. Религиозная ситуация в республике с тех пор балансирует на грани конфликта, однако с момента учреждения параллельных структур РумПЦ в Молдавии прошло уже 16 лет, а никакой автокефалии там нет. Существуют две параллельные церковные структуры и в Эстонии — каноническая Эстонская православная церковь Московского патриархата и ЭАПЦ, подконтрольная Константинополю. Ситуация также «подморожена» ещё с 1990-х годов, и, кроме периодических пикировок между иерархами, каких-то особых конфликтов в последнее время не наблюдается.

Однако понятно, почему церковный вопрос на Украине встал так остро именно сейчас. Киевский режим и лично президент Порошенко стараются продавить автокефалию для окончательного духовного разрыва с Москвой и создания национальной церкви, в которую были бы слиты как раскольники Филарета, так и более мелкие украинские маргинальные «церкви» (типа УАПЦ).

Благословивший убивать. О письме раскольника Филарета и его кровавом бизнесе

У всей этой истории есть, конечно, несколько измерений конфликтности и опасностей для интересов РПЦ на своей канонической территории. Во-первых, за созданием и регистрацией автокефальной поместной украинской церкви, созданной извне, без учёта интересов Церкви-матери (которой в данном случае является РПЦ), неизбежно последует жесточайший хозяйственно-правовой спор. УПЦ МП до сих пор сохраняет обширную сеть монастырей (та же Киево-Печерская лавра, которая является одним из старейших монастырей на Руси), приходов и прочего имущества. Право на эту собственность будет обязательно поставлено под сомнение, что приведёт к кровавым разборкам и междоусобицам, раскол проляжет внутри приходских общин.

<p>Фото © <a href="https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Euromaidan_activist_kisses_the_hand_of_Filaret,_the_Patriarch_of_Kyiv.JPG" target="_blank">Wikimedia Commons/Bektour</a></p>

Во-вторых, нельзя забывать, что именно Украина делает РПЦ структурой, позволяющей претендовать на особое положение в православном мире, выдвигать наднациональные инициативы и разговаривать на равных с католиками. На Украине сосредоточено и значительное количество духовных училищ, и немалая часть православного клира, да и епископата, состоит из выходцев с Украины. После одностороннего дарования автокефалии от РПЦ отпадёт наиболее набожная и верная часть паствы. Да, не сразу, постепенно — но процесс неизбежно будет идти и украинские власти будут этому всячески способствовать.

После отпадения Украины (кроме одного варианта, о котором скажем ниже) неизбежно последуют другие автономные самоуправляемые церкви в составе РПЦ — в итоге Московский патриархат рискует замкнуться в национальных границах и потерять международную субъектность. Понятно, что религиозная власть всегда подчёркивает собственную независимость и незаинтересованность в текущих геополитических тенденциях, но на Украине наиболее выпукло и отчётливо видно, что стратегический цейтнот, в котором находится российская политика по отношению к Киеву, сильно влияет на решение РПЦ.

Ситуация в духе «ни войны ни мира» и желание заморозить украинский конфликт на максимально длительную перспективу приводит к невозможности принятия каких-то определённых решений. Допустим, РПЦ не признает решение Фанара об автокефалии, — что дальше? Какие инструменты есть для противодействия этому? Сегодня объявили решение о приостановке поминовения на богослужениях, но дальше-то что: Варфоломею от этого не жарко и не холодно. Более серьёзные шаги лежат скорее в области внешней политики России как государства. И затрагивать они должны жизненно важные аспекты вообще физического существования Константинопольского патриархата как такового.

Просто напомню, что Варфоломей и кучка греков сидят в Стамбуле и именуются Вселенским патриархатом только по доброй воле турецких властей. На старой канонической территории Византии, к чему привязан исторически Фанар, практически не осталось его паствы — она вся в диаспоре, на чужбине (Афон, правда, подконтролен канонически Константинопольскому патриархату). А раз существование Варфоломея зависит от Турции, то, может, использовать наладившиеся в последние годы отношения с Эрдоганом, чтобы показать Варфоломею границы его реальной власти?

Не менее важна, конечно же, закулисная работа с другими поместными церквями — и тут можно быть уверенным, что она ведётся, и ведётся активно. Проблемы с канонической территорией есть у многих православных церквей, решение по Украине может быть использовано и против них. Имеется, наконец, и другое направление работы, которое должно заключаться в подрыве позиций Фанара в монастырской среде, прежде всего на том же Афоне и на канонических территориях тех патриархатов, что поддержат его решение об автокефалии УПЦ.

К примеру, к зоне ответственности Александрийского патриархата (также в основном греческого в плане клира и епископата и тесно связанного с Константинополем) относится вся Африка — что мешает РПЦ начать учреждать свои кафедры там, назначать и рукополагать священников, ставить своих епископов? Если вы такое делаете у нас на исторической территории, откуда пошло православие на Руси, то мы будем делать это повсеместно.

Вообще, при активной подготовительной работе можно использовать ошибки Фанара для консолидации всего православия и созыва Всеправославного собора с переносом центра православия в Россию и оформлением этого юридически. С какой стати сидящие в Стамбуле остатки некогда великой византийской традиции дают себе право именоваться Вселенскими патриархами — без паствы, без средств и территории?

Ну а пока остаётся только пожелать стойкости духа и воли иерархам УПЦ МП: после назначения варфоломеевских экзархов и старта процесса автокефализации им предстоят непростые времена.

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Закрыть